26 августа Следственный комитет отказал в возбуждении уголовного дела по фактам жестокости правоохранителей во время задержания на мирных акциях и в местах лишения свободы. Координационный совет даёт правовую оценку такой реакции СК.

Своим заявлением СК представил официальную позицию по более чем тысяче обращений граждан по фактам незаконного, необоснованного и произвольного применения правоохранителями оружия, физической силы и многочисленного арсенала спецсредств поражающего действия. Данные письменные обращения граждан подкреплялись фактами, зафиксированными  аудио-, видеосьёмкой, задокументироваными и запротоколироваными должностными лицами компетентных государственных органов (в т.ч. в ходе медицинского освидетельствования и судебно-медицинских экспертных исследований), куда пострадавшие обратились с целью восстановления законности и защиты своих прав.

Однако, несмотря на установленные явные признаки противоправного, а зачастую и преступного характера действий правоохранителей в обозначенный период времени и зафиксированный в конкретных местах и обстоятельствах, Следственный комитет отказался возбудить уголовное дело, указав, что «…избранные сотрудниками правоохранительных органов средства и способы были соразмерны, применялись с намерением причинения наименьшего вреда в складывающейся обстановке», и на этом основании отказал в возбуждении уголовного дела.

Что об этом говорит закон?

Статья 4 Закона Республики Беларусь «О Следственном комитете» чётко определяет, что основными задачами данного государственного органа являются всестороннее, полное, объективное и оперативное расследование преступлений в соответствии с подследственностью, установленной уголовно-процессуальным законодательством; защита прав и законных интересов граждан, организаций, защита государственных и общественных интересов, соблюдение законности при проверке заявлений и сообщений о преступлениях, возбуждении уголовных дел, производстве предварительного следствия; выявление нарушений закона, причин и условий, способствующих совершению преступлений, принятие мер по их устранению.

В свою очередь, нормы УПК Республики Беларусь обязывают Следственный комитет, как орган уголовного преследования, при обнаружении признаков преступления, немедленно возбудить уголовное дело и провести всетороннее, полное и объективное расследование.

Но Следственный комитет, вопреки очевидным фактам беззакония со стороны тех, кто этот закон обязан защищать, полностью самоустранился от реагирования на данные факты, выставив в качестве агрументов не выдерживающие никакой критики доводы о «соразмерности» применённого правоохранителями насилия и о наличии у них в рассматриваемый момент времени законных оснований на его применение.

Весь мир облетели видеокадры применения силовиками оружия и спецсредств в отношении людей, протестующих против итогов президентских выборов.

Вместе с тем, нормы статьи 29 Закона Республики Беларусь «Об органах внутренних дел» и статьи 21 Закона Республики Беларусь «О внутренних войсках» запрещают применять или использовать оружие при значительном скоплении людей, когда от этого могут пострадать посторонние лица. О какой «соразмерности» можно вообще утверждать, когда речь идёт об оценке заведомо незаконных действий?

Более того, эти же статьи упомянутых законов  устанавливают чёткий и исчерпывающий перечень оснований применения оружия (то есть случаев или ситуаций, дающих право на законное его применение). 

На основании этих статей оружие применяется исключительно в отношении конкретного лица:

  • совершающего нападение на сотрудника органов внутренних дел и (или) иного гражданина, когда их жизнь или здоровье подвергаются опасности;
  • совершающего нападение в составе группы или нападение, сопряженное с применением оружия либо взрывов, поджогов и иных общеопасных способов, использованием транспортных средств, машин или механизмов, на жилые помещения или иные законные владения граждан, помещения, иные объекты организаций, войсковой или служебный наряд органов внутренних дел, на лиц или объекты, охраняемые органами внутренних дел;
  • совершающего нападение на сотрудника органов внутренних дел и (или) иного гражданина, когда их жизнь или здоровье подвергаются опасности;
  • совершающего нападение в составе группы или нападение, сопряженное с применением оружия либо взрывов, поджогов и иных общеопасных способов, использованием транспортных средств, машин или механизмов, на жилые помещения или иные законные владения граждан, помещения, иные объекты организаций, войсковой или служебный наряд органов внутренних дел, на лиц или объекты, охраняемые органами внутренних дел;
  • совершающего действие, непосредственно направленное на насильственное завладение находящимися у сотрудника органов внутренних дел оружием, боеприпасами к нему, боевой и специальной техникой или специальными средствами.

Данный Закон предусматривает строго персонифицированный порядок применения оружия, но полностью исключает возможность его применения в отношении неопределённого круга людей. Иными словами, Закон запрещает расстреливать группы людей.

Анализируя обстановку 9-12 августа, не сложно придти к выводу, что ни одна из норм Закона при применении боевого оружия, стреляющего резиновыми пулями, не была соблюдена.

Также погибший Александр Тарайковский не являлся на момент своего убийства лицом, в отношении которого могло быть применено оружие в ситуации, возникшей на указанный момент.

Абсолютно аналогичная ситуация и в отношении специальных средств, в том числе пиротехнического действия, применение которых повлекло причинение людям телесных повреждений различной степени тяжести, в том числе увечий.

Статьи 26 и 28 упомянутого Закона «Об органах внутренних дел» устанавливают обязанность сотрудников осуществлять применение  спецсредств с соблюдением требования причинения наименьшего вреда жизни, здоровью, чести и достоинству граждан, имуществу граждан и организаций, государственному имуществу, и с условием принятия мер по немедленному оказанию пострадавшим медицинской и иной необходимой помощи.

На деле же мы увидели, как полный арсенал спецсредств поражающего действия был бездумно и произвольно применён в отношении мирных, не оказывающих никакого сопротивления, граждан в условиях массового их скопления на ограниченной территории. 

Отдельного упоминания заслуживают задокументированные факты осуществления правоохранителями в местах задержания людей и временного их содержания того, что описывается в уголовном законе как «любые действия, которыми какому-либо лицу умышленно причиняются сильная боль, физическое или психическое страдание в целях понуждения данного лица либо третьего лица к действиям, противоречащим их воле, в том числе чтобы получить от них сведения или признания, а также в целях наказания либо в иных целях либо по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом, выступающим в официальном качестве, с использованием своих служебных полномочий, или по его подстрекательству, или с его ведома или молчаливого согласия….» – то есть пытки, за которые, согласно статье 128 УК Республики Беларусь, следует наказание вплоть до смертной казни или пожизненного заключения, и на которые срок давности их совершения не распространяется.

Однако, Следственный комитет и об этих фактах стыдливо умолчал.

Что говорит Закон о таких действиях и решениях руководства и сотрудников Следственного комитета?

В первую очередь,  в действиях руководителей и должностных лиц Следственного комитета (прежде всего – следователей), за непринятие мер по расследованию преступлений, связанных с применением правоохранителями насилия и пыток в отношении граждан Беларуси, установлению истины и привлечению виновных к ответственности,  усматриваются признанаки преступления, предусмотренные частью третьей статьи 425 УК Республики Беларусь (бездействие должностного лица, занимающего ответственное положение), которое является тяжким и предусматривает ответственность до семи лет лишения свободы.

А в совокупности всех обстоятельств и в обстановке, в которой руководителями Следственного комитета давались указания не возбуждать уголовные дела по описанным фактам, а следователями принимались конкретные процессуальные решения об отказе в возбуждении уголовных дел, такие действия могут быть квалифицированы как пособничество в захвате и удержании власти неконситуционным путём, повлёкшие гибель людей либо сопряжённые с убийством  (ч.6 статьи 16, часть 3  статьи 357  УК Республики Беларусь), которое предусматривает наказание до двадцати пяти лет лишения свободы, либо пожизненное заключение, либо смертную казнь.

Еще новости

Поделиться

Меню